На страницу "Московского Гомеопатического Центра"

Размышления о спорных вопросах гомеопатического лечения
главная страница
Видео о гомеопатии
читайте
Грыжи позвоночника - лечение гомеопатией
Неврология и гомеопатия
Действие закона Геринга (ЛОР-органы)
Еще раз про коклюш
Цистит
Атопический дерматит
Гомеопатия или аллопатия?
Аденоидит
О принципе гомеопатического лечения.
поиск по сайту
карта сайта
Подписка на новости
На главную страницуКарта сайтаПоиск по сайтуВерсия для печатиНапишите намНа главную страницу
Московский гомеопатический центргомеопатия для всехгомеопатия для специалистовзадать вопрос специалистам МГЦ
 Главная > ... > ... > Гомеопатический ежегодник > Содержание гомеопатического ежегодника 2009 года > Размышления о спорных вопросах гомеопатического лечения

Гомеопатическией ежегодник 2009 г.

Содержание

РАЗМЫШЛЕНИЯ О СПОРНЫХ ВОПРОСАХ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ

Васильев Ю.В.

Кафедра традиционной медицины и гомеопатии СПбГМА им. И.И. Мечникова, Санкт-Петербург

Классическая гомеопатия в том виде, в котором она практикуется в наши дни, сформировалась в конце 20‑х годов XIX века. В «Органоне врачебного искусства» С. Ганеманна были сформулированы основные постулаты его учения: подобное лечится подобным, единственное лекарство, минимальная доза и потенцирование и динамизация. К 1830 году Ганеманном были установлены единые правила приготовления гомеопатических лекарственных средств и введено понятие «доза» лекарства. В дальнейшем последователи Ганеманна (Корсаков из России, Йенихен из Визмара, доктор Шретер) принялись самостоятельно экспериментировать с потенциями, что привело к созданию других шкал. Сегодня врачам, использующим в практике гомеопатический метод, доступны гомеопатические препараты, приготовленные по разным «шкалам» — ганеманновской, корсаковской и пятидесятитысячной (LM потенции). Представители разных направлений гомеопатии отдают предпочтение лекарствам либо низких, либо средних, либо высоких потенций, приготовленным по той или иной шкале. Между тем, нет ясности и единомыслия в показаниях к клиническому применению разных шкал и степени потенций. В выборе потенции и шкалы доминируют традиции и личный опыт врача.

Анализ клинического опыта назначения больным гомеопатических препаратов, приготовленных по разным шкалам, а также литературных источников и технологии приготовления лекарств побудил меня предложить дискуссию о гомеопатических шкалах и миазмах.

Как известно, для приготовления лекарств по методу С. Ганеманна каждое последующее разведение готовится в новом флаконе [1]. Потенция препарата повышается, а вещество неуклонно исчезает, и на 9 сотенном разведении его уже практически не определить доступными физико‑химическими методами. В лекарственных препаратах выше 12 сотенного разведения прогрессивно исчезает и статистическая вероятность присутствия молекул исходного вещества.

По методу С. Н. Корсакова разведения готовятся в одном флаконе. Это существенное технологическое отличие делает корсаковское разведение иным и по фармацевтическим и фармакологическим свойствам. В корсаковских разведениях так же, как и в разведениях по шкале Ганеманна, прогрессивно нарастает потенция. Однако материальное действующее вещество исчезает весьма медленными темпами, что позволяет его обнаруживать, как известно, даже в сверхвысоких (например, в 2000 К) разведениях.

Наконец, остается напомнить, что собой представляет шкала LM потенций. В данной методике используется такой технический прием, как дробление 1 части предыдущего разведения на 500 частей, для чего, собственно, применяется сахарная крупка мельчайшего диаметра («размером с маковое зерно»). LM‑шкала отличается от сотенной ганеманновской тем, что в нее встраивается этап разделения 1 капли на 500 частей, в результате чего последующее и предыдущее разведения отличаются не в 100 раз, а в пятьдесят тысяч (500 ´ 100 = 50000). Таким образом, вещество из препарата исчезает более энергичными темпами (на каждом этапе разведения в 500 раз быстрее, чем по сотенной шкале Ганеманна). Между тем, величина потенции каждого «эквивалентного» LM разведения выше, поскольку потенцирование ведется как в жидкой фазе — слое псевдокипящей жидкости, так и в сухой фазе при встряхивании насыщаемых гранул (хотя, возможно, здесь и нет дополнительного потенцирования — вопрос требует специального изучения).

 

Следующим спорным вопросом в гомеопатии является вопрос о природе, сущности миазмов и антимиазматической терапии. Автор солидарен с мнением В. А. Линде [3] о природе миазмов: «Миазмы — это наиболее общие типичные алгоритмы или способы патологической адаптации человека как единой социально‑биологической системы к изменениям внешней и внутренней среды, являющиеся базой для развития всех вторичных по отношению к ним хронических заболеваний. Миазмы определяют характер стойких, медленно прогрессирующих изменений в психосоматических взаимоотношениях, приводящих к развитию функциональных и органических нарушений. Развивающиеся на их фоне варианты стабильных сочетаний изменений в психике и организме человека известны в гомеопатии как конституциональные типы».

Если с клинической точки зрения миазмы доступны для диагностики, наблюдения, а также являются ведущими признаками для назначения «антимиазматической терапии», то с метафизической точки зрения миазмы, как первооснова болезней (пра‑болезни), лечащему врачу доступны в меньшей степени. По этому поводу весьма точно высказывается В. А. Линде [2]: «…по Парацельсу: „Существует три невидимых субстанции (возможно, более правильным будет не термин ‘субстанция’, а термин ‘начало’), которые, коагулируя, образуют физическое тело человека и которые символизируются серой, ртутью и солью. Сера представляет излучения и эфиры, ртуть — жидкости, а соль — материальные и вещественные части тела“. „Все (в том числе и человек) состоит из этих трех субстанций, и все имеет свое число, свой вес и свою меру. Здоровье есть правильное соотношение количества и качества этих трех субстанций; отклонение от него приводит к болезни. Эти три субстанции — сера, ртуть и соль; на них воздействует четвертый принцип, который есть жизнь [жизненная сила по Ганеманну]. Эти три субстанции недоступны физическому зрению, но истинный врач должен, тем не менее, видеть их и уметь отделить одну от другой“. … Если иметь в виду, что Парацельс, как и другие представители эзотеризма, считал, что каждое явление феноменального мира проявляется тремя составляющими: материей, формой и энергией, которые суть феноменальные соответствия мистики, разума и воли — трех ипостасей, триединого начала мира ноуменального, то миазмы могут рассматриваться, как искажения, нарушения функционирования этих трех составляющих: сикоз — материи, псора — формы, сифилис — энергии».

Каждый человек тримиазматичен. В периоды относительного благополучия («здоровья») миазмы пребывают в латентном состоянии. Напротив, любой эпизод острого, либо манифестация хронического заболевания — свидетельство активации миазма, имеющего соответствующие клинические проявления. С другой стороны, патогенез гомеопатического лекарства, обнаруженный в испытаниях на здоровых, суть клинический эквивалент активизации миазма.

Существует несколько алгоритмов антимиазматической терапии. По мнению В. А. Линде [3], их два — по С. Ганеманну и по Д. Ф. Толедо. По Ганеманну начинать надо всегда с псоры. Затем переходить к тому миазму из двух оставшихся, который наиболее сильно проявляется, и, наконец, к оставшемуся. Затем, если какие‑либо симптомы еще остаются, повторить всю последовательность. По Толедо — и это представляется более обоснованным — лечение начинается с наиболее выраженного («главенствующего») миазма вне зависимости от того, что это за миазм. В остальном подход идентичен Ганеманновскому.

На наш взгляд, иерархия миазмов существует a priori, и она обусловлена потенциальным ущербом, наносимым действующим миазмом здоровью и жизни больного. Главенствующее положение занимает миазм сифилиса, поскольку его клиническим эквивалентом в завершающих стадиях является деструкция и смерть. Менее значимым, но не менее грозным является миазм сикоза, поскольку его проявления в завершающей стадии способны существенно ухудшить качество жизни и сократить ее сроки. Наименьшим из трех зол является псора, с которой больной может долгие годы жить, или сожительствовать, или влачить жалкое существование. Поэтому антимиазматическая терапия может строиться по алгоритму сифилис—сикоз—псора.

Каждый человек тримиазматичен и каждое гомеопатическое лекарство тримиазматично (антимиазматично). Полихресты обладают более широким спектром антимиазматического действия. Малые препараты потому и являются малоизученными и маловостребованными, что спектр их антимиазматической активности весьма узок. Однако технология приготовления лекарства позволяет раскрыть или изменить антимиазматические свойства, имеющиеся у препарата.

Для наглядности предлагаю схему, которая позволит проще объяснить отличия каждой из шкал разведений (обращаю внимание на то, что данная схема лишена математической точности; она позволяет лишь визуализировать феномен). По горизонтали отложена величина разведения, по вертикали: стрелка вверх — степень нарастания потенции, стрелка вниз — доза, как показатель исчезновения вещества из препарата.

Соотношение «потенция—доза» в CH, K и LM-шкалах разведений

Рассмотрим данную схему и сопоставим ее с таблицей соотношения начал, проявлений и миазмов [3] с нашими дополнениями шкал разведений.

Соотношение начал, проявлений, миазмов и разведений

Начало

Проявление

Миазм

Разведения

Шкала разведений

Форма (Информация)

Ментальность

Псора

1000С и выше

CH

Энергия

Душа

Сифилис

100С и выше

LM

Материя

Сома

Сикоз

30С и выше

К

 

 

LM‑шкала. Обращает на себя внимание выраженный дисбаланс — вещество исчезает быстрее по сравнению с повышением потенции.

К‑шкала. С увеличением потенции до высоких степеней не происходит исчезновения вещества.

СН‑шкала занимает промежуточное положение — исчезновение вещества, то есть уменьшение дозы, идет параллельно повышению потенции препарата.

Наименее материальными и относительно наиболее потенцированными (энергетизированными) являются препараты, приготовленные по LM‑шкале разведений. Эта технология позволяет раскрыть в лекарстве, прежде всего, его антимиазматические сифилитические свойства.

Наиболее материальными, хотя и достаточно потенцированными, являются препараты, приготовленные по К‑шкале. Корсаковская шкала в значительной степени раскрывает противосикотические свойства лекарства. Наконец, СН‑шкала. Эта шкала имеет самое тесное отношение к раскрытию антипсорных свойств лекарств. Эти свойства начинают проявляться в наибольшей степени в сверхвысоких потенциях — 1000С и выше (см. таблицу).

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что к написанию данной статьи меня побудил опыт лечения больных дерматозами, прежде всего, атопическим дерматитом — заболеванием, являющимся великолепным полем для изучения миазмов и проведения антимиазматической терапии. Четкие и понятные критерии ближайших и отдаленных успехов и неудач лечения, динамичность терапевтического процесса, позволяющая в короткие сроки разобраться в правильности выбранной терапевтической стратегии, быстро делает врача крупным специалистом в области миазматики. Больной тяжелой формой атопии, страдающий диффузным нейродермитом (туберкулинии = псора + сифилис), с сочетанным дермореспираторным — бронхиальная астма, дермоинтестинальным — хронические неспецифические заболевания пищеварительного тракта, дермомукозным и т. д. синдромами (сикоз) — это проб­лемный пациент и для представителя академической медицины и для гомеопата. Опыт учителей и собственные наблюдения заставляли в такой ситуации назначать, в первую очередь, препараты противотуберкулезного, противосифилитического антимиазматического действия (например, Меркур сол., Фосфор, Калькарея карбоника, Гепар сульфур и т. д.), приготовленные по шкале Ганеманна. В качестве обязательного компонента всегда рассматривалось назначение противосикотических средств (дренажные препараты). Назначение тяжелому больному атопическим дерматитом в стадии обострения преимущественно противопсорного средства, например, Сульфура в средней или высокой потенции, чревато массой неприятностей для больного и для врача, и, что самое важное, вслед за обострением в лучшем случае будет наблюдаться не излечение, а возвращение к исходному плачевному состоянию.

Каково же было мое удивление, когда подобному пациенту, девочке 8 лет, инвалиду II степени по нейродермиту, испробовавшему все доступные методы, в том числе антропософское лечение и гомеотерапию, был назначен Сульфур 6 LM по 1 капле в день, и после малозаметного усиления дерматологической симптоматики, наступившего через 2 дня, началось медленное, но неуклонное улучшение состояния, вплоть до субремиссии основного заболевания. Аналогичный опыт был повторен неоднократно с другими препаратами с подобными результатами, что навело на мысль о том, что LM‑шкала позволяет проявить препарату Сульфур, преимущественно противопсорному средству, сифилитические (туберкулезные) свойства.

Таким образом, если представленные в данной публикации наблюдения и рассуждения справедливы и с помощью различных технологических фармацевтических приемов мы можем модифицировать свойства лекарств, то всех нас можно поздравить, как минимум, с утроением арсенала средств гомеопатической Materia Medica.

Литература

1. Костенникова З. П., Акашкина Л. В., Островский А. З. Введение в гомеопатическую фармацию. — М.: Симилия, 2003. — 208 с.

2. Линде В. А. К вопросу о миазмах и антимиазматической терапии // Гомеопатия и фитотерапия. — 2002, № 2. — С. 3–7.

3. Линде В. А. Руководство по гомеопатической терапии акушерской и гинекологической патологии. — СПб.: «Центр гомеопатии», 2004 — 432 с.

 



На главную страницуКарта сайтаПоиск

 © Гомеопатия для всех. 18.04.2021.
Любое воспроизведение материалов сайта только с разрешения администрации сайта.

Rambler's Top100